«Езидами не становятся, езидами рождаются»
16.Ноя.2016

samvel-mstoyan

«Я мечтал об этом всю жизнь», — со слезами на глазах говорит крепкий мужчина с чуть тронутыми сединой висками, глядя, как дети в традиционных костюмах езидов читают стихи, как юноши лихо отплясывают национальный танец. Это Самвел Мстоян ‑ лидер областной диаспоры езидов, хранитель традиций, ревностный защитник веры и обычаев предков. Этот древний народ отмечает в конце декабря свою Пасху. Не отказываются от традиций и владимирские езиды, чуть более полугода назад создавшие областную общественную организацию «Месопотамия». Сегодня ее председатель Самвел Мстоян ‑ гость «Владимирских ведомостей», и это интервью мы публикуем в рамках нашего проекта, рассказывающего о многонациональном Владимире.

— Самвел Саидович, немногие владимирцы знают о таком народе как езиды. Откуда вы, какой веры придерживаетесь, какие традиции соблюдаете?

— Мы из Междуречья ‑ поэтому наша общественная организация и называется «Месопотамия». Это земля между реками Тигр и Евфрат, сейчас эта территория входит в состав современного Ирака. Это место, где зародилась мировая цивилизация. Но сегодня езиды живут не только в Ираке, но и по всему миру. Самые большие диаспоры в Германии, Сирии, Армении и России. В Российской Федерации проживает почти 2 миллиона езидов: 1,5 тысячи человек в нашем регионе, в областном центре — около 300.

Езиды ‑ это очень древний народ. Мы сохранили свои традиции, свое вероисповедание, мы верим в единого Бога-творца. Мы прожили тысячелетия и старались сохранять свою веру, хотя это всегда было сопряжено со многими трудностями и опасностью.

Езиды ‑ пасынки мира. За свою историю наш народ пережил много гонений. Достаточно вспомнить резню, которую устроили боевики-исламисты в августе этого года в Ираке. Это самый настоящий геноцид, и таких случаев было более семидесяти! Очень многие езиды стали мусульманами, но мы их не виним ‑ это было сделано ими не по доброй воле. Когда на тебя, на твоих детей направлено дуло автомата, когда говорят: «Выбирай: или отрекаешься от своей веры, или мы вас всех режем» — это очень трудный выбор. И нельзя винить человека, если он отступает под давлением.

Мы говорим на одном языке с курдами, но мы ‑ не курды. Это курды когда-то были езидами, но перестали ими быть, отказавшись от веры предков. У нас ведь как? Езидами не становятся, езидами рождаются. Езид — только тот, кто родился от езида и езидки. Если езид или езидка женится или выходит замуж за человека из другого народа, они исключаются из общины. То же самое происходит, если езид меняет веру.

— Такая строгость и закрытость кажется чрезмерной в современной жизни. Может, это пережитки, от которых пора отказаться?

— Это не дикость, как может показаться кому-то. Это инстинкт самосохранения народа в действии. Закрытость езидов помогла спасти этнос, культуру. Наш народ устоял и не растворился среди других народов благодаря тщательно охраняемым устоям и законам, которые неукоснительно соблюдались, где бы езиды ни жили. Но, подчеркну, мы не имеем ничего против других вероисповеданий, не отрицаем другие веры, но хотим, чтобы уважали нашу, не ущемляли права езидов.

— В России были случаи притеснения езидов?

— Напротив, Россия дала езидам очень многое: дом, кров, защиту. Во времена Первой мировой наши предки воевали на стороне Российской империи против турков-османов. Как вы знаете, в 1910-х годах османы устроили геноцид немусульманских народов: армян, греков, ассирийцев. Около полумиллиона езидов тоже были безжалостно уничтожены. Наш полководец Джангир-аги со своей конницей перешел на сторону России. Он понимал — спасение езидского народа можно ждать только от России. Многие семьи перебрались тогда в Грузию и Армению. Мой дед тоже в 1915 году бежал из Турции в Армению ‑ и тем спасся.

— А в современной России и конкретно во Владимирской области как живется езидам?

— Россия — свободная страна. Наше правительство и президент дали нам огромные возможности. Не только езидам, но и представителям всех национальностей: общайтесь, развивайтесь, покажите свою культуру. И областная администрация, и городские власти делают все, чтобы в регионе не было межнациональной розни, чтобы было взаимопонимание между представителями разных народов, разных культур. Я благодарен им ‑ по каким вопросам я ни обратился бы в администрацию Владимирской области или в мэрию, мне всегда идут навстречу. Это дорогого стоит, это надо ценить! На наш праздник я пригласил представителей всех национальных диаспор Владимира, и они меня, езида, всегда приглашают, хотя праздники у нас разные, разная вера, традиции. Но чем больше мы узнаем культуру друг друга, историю, тем больше уважаем друг друга.

Неважно, какую веру мы исповедуем, надо просто быть человеком. Надо быть терпимее к убеждениям других. Коренные владимирцы в этом смысле пример для подражания. Я 35 лет живу во Владимире, и за это время не слышал, чтобы ко мне относились плохо, потому что я другой национальности.

Конечно, я не беру в расчет тех людей, кто сам не понимает, к какому народу он-то относится. Хамство, нетерпимость к другим нациям идут от невежества, в том числе и от пренебрежения к своей истории.

— Это очень мудрые, правильные слова. Именно этому вы учите своих детей?

— Наши дети учатся в обычных русских школах, а дома мы учим их добру. Добро ‑ это лучшее, что есть в человеке. Наших ребят учить не нужно, как надо жить по традициям своего народа. Мальчик должен вырасти в защитника, кормильца своей семьи, а девочка со временем должна стать заботливой хранительницей домашнего очага.

— Традиционное воспитание мальчиков отличается от воспитания девочек?

— Отличается и должно отличаться! Ведь у мужчин и женщин разные социальные задачи. У нас нет такого понятия «жена ушла от мужа», есть ‑ «муж выгнал жену». Такое редко, но бывает. Муж может пригласить родню супруги и сказать: «Мне такая жена не нужна ‑ она плохо ведет хозяйство, перечит мужу и прочее». Больше эта женщина удачно замуж не выйдет. Разве что вдовец какой-нибудь возьмет ее в свой дом… Это не говорит о том, что езиды не уважают женщин. Наоборот, у наших женщин (они в основном домохозяйки) есть все, и им не нужно думать, где взять средства, чтобы накормить-одеть детей. Это — забота и обязанность мужчины. Не случайно у езидов много браков, когда жена намного младше мужа. Муж для нее — старший, во всех смыслах. Мой дед, кстати, женился в 39 лет. Бабушке в ту пору было всего 13. Они всю жизнь прожили вместе, воспитали 15 детей.

— Получается идиллическая картинка: без споров и ссор ‑ до гробовой доски…

— Нет споров — неправильная семья, где каждый живет для себя и не думает об общей цели ‑ очаге, рождении и воспитании детей. У меня четверо детей, шесть внуков. Я строгий отец, но без супруги выполнить свой родительский долг не смог бы. Жена поддерживает меня и в семье, и в общественной деятельности.

— Организация «Месопотамия», которую вы возглавляете, какие цели перед собой ставит?

— Мы собираемся вместе, чтобы помогать езидам в первую очередь сохранить себя как народ. Будем поддерживать своих соплеменников, кто оказался в трудной жизненной ситуации. В воскресной школе, которую собираемся открыть во Владимире, молодежь начнет изучать язык и религию. Детям, подросткам, юношеству ‑ особое внимание, ведь сейчас так много соблазнов, которые разрушают подрастающее поколение. Чтобы ребята не болтались на улице, мы сейчас создали молодежную футбольную команду «Месопотамия». Мальчишки, кстати, на городском турнире уже выступили ‑ призовое место заняли, порадовали.

— Какие бы черты своего народа вы назвали главными?

— Доброта, толерантность к другим народам и верность традициям своих предков. Никогда езид не поднял оружие с целью завоевания земли или богатства. Только для защиты. Езиды очень терпимы к другим культурам, но при этом строги к своей. Каждый езид с молоком матери впитывает правило: если ты ушел в другую веру ‑ ты ушел из дома, ушел из своего народа. И эту ответственность надо осознавать и ею гордиться.

 

Источник: «Владимирские ведомости»
Автор: Евгения Арефьева
Фото: Владимир Чучадеев