Ирина ЧИСТЯКОВА: Опыт обращения к прошлому помогает возрождению религиозного самосознания

i.k.-chistyakova_2Чистякова Ирина Капитоновна, заслуженный учитель РФ, педагог Дворца детского, юношеского творчества, член совета Владимирского краеведческого общества, соавтор монографии «История религий во Владимирском крае» отвечает на вопросы по тематике издания.

В чем Вы видите актуальность освещения истории лютеранства во Владимирском крае?

Одной из особенностей исторического развития Российского государства на протяжении последних трех столетий является его многонациональность и, как следствие, многоконфессиональность. В России со времен Ивана Грозного, Петра Великого и Екатерины II люди сталкивались с «инославием». Его последователи уже со второй половины XVI века находились на исторической территории православия. Лютеранская церковь в Российской империи занимала видное место среди неправославных религиозных конфессий, — как по численности своих последователей, так и в связи с той важной ролью, какую играли многие из них в различных сферах политической и общественной жизни, — поэтому изучение ее истории представляется не только оправданной, но и вполне актуальной задачей.

Актуальность изучения прошлого лютеранской церкви определяется также ее современным положением. В конце 1980-х годов, после пятидесятилетнего перерыва, лютеранская церковь в России возобновила свою деятельность как организационная структура. Продолжающееся в настоящее время восстановление лютеранских общин ставит перед ними множество проблем, от реставрации церковных зданий до возрождения религиозного самосознания и приходских традиций. Решению этих проблем в значительной степени может помочь обращение к опыту прошлого.

Культура каждого общества, народа, региона может формироваться как органическое единство только на основе сохранения уникальности и самобытности всех представленных в ней религиозных культур и конфессий, привнесенных в разное время и разными народами.

Какова Ваша оценка роли и места лютеран в социальной, экономической и культурной жизни нашего региона в дореволюционный период?

Не секрет, что многие из лютеран, присягнув России и далее оставаясь в евангельской вере, в течение веков послужили трудами своей второй родине.

К евангелическо-лютеранскому вероисповеданию в России принадлежали известные дворянские роды. Некоторые лютеране становились видными государственными деятелями, дипломатами, военачальниками, крупными чиновниками, учеными, деятелями русской культуры. Лютеранами были офицеры и генералы, биографии которых стали частью русской военной истории. Деятели лютеранской общины в основном составляли городскую интеллигенцию: среди них были чиновники, врачи, архитекторы, учителя. Интегрируя в среду местной интеллигенции, лютеране привносили черты своего национального характера, менталитет порядочных трудолюбивых горожан с высоким образовательным уровнем. Первые лютеране, которые прибыли в наш город, были учителями, преподававшими в гимназиях, прежде всего, иностранные языки. Многие лютеране служили чиновниками в почтовой конторе, банке, окружном суде и прокуратуре. Среди владимирских лютеран было немало хороших аптекарей, врачей и архитекторов. Многие лютеране, будучи инженерами и техниками принимали участие в строительстве Московско-Нижегородского шоссе, служили в управлении округов путей сообщения. Владимирские лютеране не оставались в стороне от городских дел, принимая участие в благотворительных организациях и обществах, служили неотъемлемой частью их общественной деятельности.

Каково состояние научных исследований в области регионального религиоведения? Есть ли необходимость более детального исследования положения изучаемой Вами конфессии во Владимирском регионе?

Как показывает знакомство с историографией проблемы, необходимым условием успешного изучения истории лютеранской церкви в России является расширение источниковой базы исследования. Оно должно происходить, в первую очередь, за счет вовлечения в научный оборот документальных материалов архивов органов государственного и церковного управления, которые до сих пор используются в очень незначительном объеме. После 1917 года основные направления по изучению истории лютеранской церкви в России были продолжены зарубежными исследователями. Источниками для их трудов послужили материалы, изданные в XVIII-XIX вв., а также вывезенные в Финляндию и Швецию документы ряда приходских архивов, что позволило особенно плодотворно изучать историю отдельных общин и духовенства. Однако разработку церковной проблематики зарубежными исследователями в целом нельзя считать исчерпывающей, поскольку они были лишены возможности познакомиться с материалами российских архивов. С конца 1930-х годов, когда лютеранская церковь на территории России перестала функционировать, вопрос о ее изучении окончательно утратил актуальность в глазах советских историков.

В 1990-е годы, в контексте общего возрождения религиозной жизни в нашей стране, а также в связи с небывало возросшим интересом к прошлому российских немцев, лютеранская церковь в России вновь стала предметом внимания отечественных исследователей. Однако к более серьезному изучению этой темы делаются только первые шаги. Знакомство с историографией проблемы приводит к выводу о необходимости расширения источниковой базы исследований на основе изучения и введения в научный оборот новых комплексов документов. В связи с этим представляется вполне закономерным обращение к изучению фондов Российского государственного исторического архива (РГИА), который является крупнейшим хранилищем документальных материалов, образовавшихся в процессе деятельности высших и центральных органов государственной власти и управления Российской империи XVIII — XX вв.