Российской нации необходимо формирование гражданско-правовой идентичности

plekhanov_1Своей точкой зрения по актуальным вопросам межнациональных отношений в России поделился доктор педагогических наук, профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин Владимирского филиала РАНХиГС при Президенте России, член Совета по межнациональным и межрелигиозным отношениям при Губернаторе Владимирской области Евгений Плеханов.

— В области национальной политики, сегодня первоочередной становится задача формирования таких основ социальной жизни, которые позволили бы людям ощутить себя равноправными членами большого, исторически сложившегося сообщества – России. Одним из таких оснований коллективной жизни, на мой взгляд, является сознание общенациональной общности россиян, их общности в качестве граждан единого и демократического государства. Именно гражданско-правовая идентичность должна стать «платформой», на которой может успешно развиваться российская нация. Это не противоречит традиционной для российского государства линии на сохранение этнического и культурного многообразия страны. Напротив, права коренных народов и народностей могут быть обеспечены только тогда, когда реальными становятся права и свободы граждан, независимо от их этнической и религиозной принадлежности. Поэтому гражданская идентичность должна быть приоритетной перед идентичностью этнической и конфессиональной. Но для этого как научное, так и массовое сознание должно освободиться от ряда привычных установок, которые приобрели характер предрассудков.

— Что вы имеете в виду?

— Прежде всего, широко распространенное отождествление нации с этнической, а иногда и религиозной общностью. Такой «этноцентризм» понятен. Многие государства в XIX и XX веках складывались в процессе политического самоопределения наций-этносов. Этой процесс продолжается и наше время. Поэтому многим кажется, что «гражданская нация» — это тоже же самое, что «деревянное железо». Сегодня приходит понимание того, что государственность как политическая форма коллективной жизни должна строиться на гражданско-правовых, а не этнорелигиозных началах. Современная нация складывается как государственно-правовая общность граждан, если, конечно, право для самих людей не является системой формально-юридических и бездушно-бюрократических установлений.

— Значит ли это, что каждый из нас прежде всего должен ощущать себя гражданином России, независимо от того русский он, татарин или бурят?

— Да. Когда мы говорим о гражданской нации, то здесь главным не является ни разрез глаз, ни одежда и даже не язык. Определяющими становятся гражданские права и личные свободы человека. Гражданская нация – образование надэтничное и вместе с тем не отменяющее культурной, конфессиональной, лингвистической или какой-либо другой общности людей. Являясь гражданами единого государства, люди не перестают быть русскими, башкирами, калмыками и т.д., они вольны свободно осуществлять свой религиозный, политический или мировоззренческий выбор. Речь должна идти о том, что в качестве гражданина человек имеет право на многообразие самоопределений. Однако в иерархии личностных индентификаций гражданско-правовое самоопределение должно становится определяющим.
Только в этом случае национальное, полиэтничное государство, обретая внутреннюю прочность, может рассчитывать на историческую перспективу. Как только этническое или религиозное самоопределение становится фактором политической жизни, практически сразу же появляется опасность разрушения единства гражданской нации, утраты государственности. При этом процесс национальной дезинтеграции, как свидетельствует опыт последних десятилетий, может привести только к социальному хаосу и массовым человеческим трагедиям. Противопоставить деструктивным силам этнонационализма можно только формирование общегражданской идентичности.

— Это сложно?

— Действительно, очень сложно. Здесь нельзя полагаться только на просветительскую и разъяснительную работу. Повторю, в основе должно лежать реальное обеспечение государством, органами федеральной и региональной власти гражданских прав и свобод людей независимо от национальности или вероисповедания. Когда и татарин, и чеченец, и еврей, и русский будут уверены, что их права как граждан надежно защищены, то это подорвет почву под национализмом и экстремизмом. Большая часть межэтнических и религиозных конфликтов имеет социально-экономические и правые причины. Это становится все очевиднее.

— Это надо не только понять, но и необходимо что-то и делать?

— В этом смысл Программы по укреплению единства российской нации и этнокультурному развитию народов нашей страны. Возможно, появление этого документа несколько запоздало. Хотя в условиях, которые вызвали и парад суверенитетов, и принятие республиками собственных конституций, нормативных актов противоречащих федеральному законодательству и т.д., трудно было переломить центробежные тенденции. Сегодня ситуация стабилизировалась. И теперь, как мне кажется, надо начинать движение по формированию гражданской идентичности в качестве основы национальной общности. Положительную роль здесь играет внешнеполитическая линия российского руководства. То, что мы называем пробуждением патриотических чувств и ростом политического сознания объективно ослабляет влияние этнонационалистических идей. Люди начинают осознавать, что целостность государства — это гарантия их этнических и религиозных и культурных прав. Тем самым становится ясной иллюзорность противоречия между гражданско-правовой и этноконфессиональной идентичностью.

— Путь к этому кажется очень долгим…

— Думаю, все-таки альтернативы ему нет. Это путь, который мы можем пройти только вместе, если хотим, чтобы у нас и наших детей было будущее.