«У русских и армян такая связь, что не разорвать!»
17.Ноя.2016

sergej-yazhan«Когда я была ребенком, мама каждое лето возила меня на юг. Она готовилась к поездкам заранее, изучая литературу о достопримечательностях, традициях каждой республики, априори с симпатией относясь к каждой нации, к которой мы ехали в гости. Особенно тепло мама всегда отзывалась об армянах: «Они, дочка, замечательные: приветливые, трудолюбивые и очень умные».

А как живется армянам в центральной России? Ведь, по некоторым данным, только в нашей области живут около 15 тысяч армян. Руководит диаспорой региона-33 кольчугинец Камо Гаспарян. У нее есть отделения в муниципалитетах. Есть свой очень хороший, профессионально сделанный информативный сайт www.armlus.ru. Там можно многое узнать и об Армении, и об армянах, прославивших свою родину на весь мир ‑ от Азнавура до Айвазовского, о диаспоре, о национальных творческих коллективах, об образовательных программах.

Человек готовый часами рассказывать историю Армянского государства ‑ речь идет о председателе армянской диаспоры города Владимира Сергее Яжан.

— Сергей Ашотович, откуда вы и как давно живете во Владимире?

— Мои предки родом из Западной Армении. А я родился и вырос в Грузии. Во Владимир приехал 30 лет назад сразу после армии. В гости к одноклассникам, которые учились здесь в политехническом институте. Да и остался. Мне Владимир сразу очень понравился ‑ комфортный для жизни, компактный город. У меня здесь все сложилось… 20 лет отработал в уголовном розыске. Потом ушел в бизнес. Но с бывшими коллегами, конечно, по-дружески общаемся до сих пор. Служба в органах ‑ это ведь то, что в душе остается навсегда. Я никогда не жалел ни о выборе профессии, ни о том, что стал владимирцем. Это уже мой дом. Мой родной город. Если уезжаю куда-то в отпуск или по делам, максимум через две недели безудержно тянет назад, во Владимир.

— Вы говорите на армянском языке?

— Конечно. И на грузинском тоже. Но думаю по-русски. Я же ходил в русскую школу. И читаю на русском. Особенно люблю Достоевского и Толстого.

— Есть мнение, что среди русских много националистов.

— Националисты, к сожалению, есть у любого народа. Это данность. Но по моим наблюдениям, русские в большинстве своем, наоборот, очень терпимые и дружелюбные люди. Воспринимают людей не по нации, вере или расе, а именно по их человеческим качествам. Скажем, здесь, у нас в России, любой человек, какой бы он ни был национальности, может сделать хорошую карьеру, если у него для этого есть способности. А вот русскому во многих других государствах сделать карьеру гораздо сложнее.

В России толерантность в головах у людей, в их душах. Я, например, работал в милиции. И всегда отношение ко мне было хорошим. Никто никогда меня никак не обзывал. Я вообще никогда не чувствовал, что я здесь не свой. Я думаю, если относишься к людям с симпатией и уважением, то и в ответ будешь видеть симпатию и уважение. Только так.

— Сейчас наша страна находится в сложной геополитической ситуации…

— Да, к сожалению. Но, по моему мнению, мы самая демократичная страна сегодня. Мы открыты. Мы ни от кого не отгораживаемся. И очень неприятно слышать, какую информацию о нас сейчас выдают в Европе. Поневоле вспомнишь, как правильно один из императоров говорил: у России два союзника ‑ ее армия и флот. И тот народ, который здесь живет. Но мы, армяне, на протяжении тысячелетий всегда были с Россией. А Россия ‑ с нами. У нас одна вера. Общее прошлое. Сходная ментальность.

Благодаря России армяне вообще в свое время выжили как народ. И мы не забудем этого никогда. Это проявляется и практически тоже — не случайно именно в армянском городе Гюмри дислоцируется российская военная база, один из важнейших объектов геополитического присутствия России в Закавказье. При этом никаких денежных компенсаций Армения за эту базу не требовала.

Мы настолько связаны вместе ‑ не разорвать. И хорошо, что так. Кстати, у меня и в семье эта теснейшая связь: мои племянники, дети сестры, ‑ русские, по фамилии Зайцевы. Так вот, в нашем президенте Владимире Владимировиче Путине я вижу настоящего патриота. И себя считаю патриотом российского и армянского народов. Я даже слоган придумал: «Вера и единение — путь к процветанию Армении и России».

Кстати, меня в моем окружении порой называют путинистом, поскольку я готов везде отстаивать правоту президента. Он хочет сильную Россию ‑ и прав абсолютно. Не будем сильными ‑ никто с нами считаться не будет.

— Но все, кроме, может, Сербии, в той же Европе против нас…

— Ничего подобного. Я, например, был в Черногории в этом году. Там простые люди за Россию. И симпатизируют Путину. Представляете? А сербы — тем более. Они мне говорили, что их политики ‑ это вовсе не народ.

— Я знаю, что у общины есть своя школа. Для чего?

— Для творческих занятий ‑ музыкой, танцами. Конечно, для изучения армянского языка. Некоторые владимирские армяне ведь только говорят на армянском, а читать и писать не умеют. А в нашей школе этот пробел можно восполнить. Кстати, на учебу приходят не только армяне и не только дети. Недавно вот несколько русских девушек записались. Сказали, что им интересен наш язык. Мы, конечно, такой интерес к нашему языку, нашей культуре можем только приветствовать. В этой связи очень рады сотрудничеству с ВлГУ: периодически встречаемся со студентами университета, рассказываем им об истории Армении, об истории взаимоотношений Армении и России, о нашей диаспоре, о геноциде армян, которому, кстати, в следующем году исполняется 100 лет. Мы в следующем году планируем по согласованию с местными властями провести цикл памятных мероприятий в связи с этой трагической датой.

— Скоро во Владимире появится очень заметный «островок» армянской культуры, армянских традиций. Я про церковь. Сразу комплимент скажу ‑ здание выглядит очень красиво и исторично.

— Спасибо. Да, в 2015 году мы планируем открыть армянскую церковь на улице Погодина. Ее строили несколько лет силами всей диаспоры, хотя главный инвестор, безусловно, — предприниматель, председатель церковного совета нашей диаспоры Размик Бликян.

— А зачем понадобилось строить свою церковь, если у нас одна вера? Можно же и русские храмы посещать.

— Конечно. Мы ходим в русские храмы. Но это, видимо, наше внутреннее устремление ‑ где поселяемся, там стараемся построить церковь. Это нормально для армян — стремиться к созиданию. К тому же в армянской церкви можно будет проводить обряды на армянском языке. Например, играть свадьбы или крестить детей. Между прочим, коренные жители, чьи дома рядом с нашей церковью, с нетерпением ждут ее открытия. Спрашивают, можно ли будет им в нее ходить? Конечно, можно! Мы рады всем хорошим людям.

— Ваши коллеги из других национальных диаспор говорят, что вы все между собой очень тепло общаетесь.

— Подтверждаю. Общаемся. Охотно встречаемся. Приглашаем друг друга на свои мероприятия. И очень рады тому, что образован совет по делам национальностей при губернаторе Владимирской области. Это очень многообещающий формат сотрудничества. Поскольку могут быть разные ситуации ввиду того, что у нас многонациональная страна. И прекрасно, что есть возможность все напрямую обсудить руководству области с диаспорами. Мы должны лучше узнавать друг друга, тогда и противоречий не будет. Если мы друг друга знаем, то в любой момент можем попросить друг у друга содействия. Это большое дело. Вообще, чем больше разных форматов общения ‑ тем лучше. Когда люди узнают друг друга, они лучше друг друга понимают.

Как я, например, знаю и люблю Грузию. Знаю и люблю Россию. Узнавая друг друга лучше, люди перестают друг друга опасаться. Они становятся добрее. А с добрыми людьми весь этот мир становится лучше.

 

Источник: «Владимирские ведомости»
Автор: Марина Киселева

Фото: Владимир Чучадеев